Ю.СКИДАНОВ: «ПРОКЛЯТЫЕ ДОЛГОНОСИКИ»

Крайне важное обстоятельство: в течение последних трёх лет банкротства или санации в банковской сфере шли по нарастающей — от мелких банков к крупным.

Если в 2014 году банкротили так называемые помоечные банки-однодневки, которые преимущественно отмывали и обналичивали либо выводили за рубеж криминальные деньги, то с каждым годом обрушивались всё более крупные и относительно респектабельные банки. Теперь потрясения добрались и до особой группы системообразующих кредитных учреждений…

В точности, как в старом анекдоте. Помните?

Председатель колхоза отчитывается на собрании перед членами коллектива:

"В прошлом году мы посеяли 30 га пшеницы, но всё съел проклятый долгоносик… В этом году мы посеяли 50 га пшеницы, но опять всё съел проклятый долгоносик!

В следующем году мы посеем 100 га пшеницы, и пусть проклятый долгоносик подавится…"

Роль банков в современной, перекошенной экономике РФ – точно соответствует роли долгоносика (тем более и имя подходящее – долги носит) в анекдотическом колхозе. Банки сжирают всё. Из-за постоянных вливаний в этого монстра-паразита не хватает денег ни на культуру, ни на науку, ни на сельское хозяйство, ни на заводы с фабриками. И пенсионерам не хватает.

И по всяким социальным обязательствам…

Обществу государство деньги ценит пипеткой. В банковскую сферу вливает их большой клизмой. С соответствующим клизме результатом…

Финансово-кредитная сфера — любимое детище наших идеологов-монетаристов. По их рекомендациям в последние три года в банки было вкачано три триллиона рублей — больше, чем в любую другую отрасль экономики на фоне дефицита в Пенсионном фонде — с целью «повысить ликвидность». И что? «Повысили» так, что начали сыпаться крупнейшие банки.

Иначе и быть не могло.

При средневзвешенной ключевой ставке ЦБ за последние три года на уровне 15 процентов кредитовать реальный сектор экономики невозможно. Нет такого промышленного предприятия, которое, взяв кредит в 25-30 процентов годовых, было способно выпускать продукцию с такой же рентабельностью, не говоря уже о долгосрочных инвестициях в развитие производства.

Три основных направления могли бы выдержать такие «конские» банковские проценты: строительство, торговля (крупные федеральные сети) и спекуляции на валютной бирже.

Но валютных спекулянтов «проредили» санкции США и ЕС, поступления валюты в Россию по официальным данным упали до минимума, а реально располагаемые доходы населения сократились за три года на 14 процентов, потянув за собой жилищное строительство и розничный товарооборот.

Основные источники банковской прибыли схлопнулись, а проценты по депозитам физических и юридических лиц платить надо! А не из чего. К тому же резко возрос объём невозвращённых или просроченных потребительских кредитов.

Таких ударов финансово-кредитная система, включая наиболее крупных её участников, не выдерживает. А самыми надёжными становятся относительно небольшие банки, среди клиентов которых преобладают предприятия реального сектора, прежде всего ориентированные на потребительский рынок или экспорт сырья.

Что же планирует Центробанк, чтобы избежать принципа «домино», когда падение крупных банков вызовет проблемы во всей системе? Ход простой, если не сказать, примитивный: на поддержку «Открытия» уже выделен триллион рублей за счёт внеплановой эмиссии.

Не меньше полутриллиона, очевидно, потребуется и для санации Бинбанка. В общей сложности — около 10 процентов годового дохода федерального бюджета. При этом выделяемые ресурсы не подкреплены реальными материальными ценностями: классический механизм раскручивания инфляции, что, впрочем, не смущает главного борца с ней — Банка России.

Речь даже не о том, что деньги выдаются без требуемых по новым банковским законом обоснований планов выхода из кризиса. Важнее другое — где гарантии, что эти деньги, изначально собранные со всех не очень богатых граждан-налогоплательщиков (примерно по 20 тысяч рублей с человека), не сгорят в топке неэффективной кредитно-финансовой системы, как это произошло с первоначальными активами БИНа, ФК «Открытие», Югры?

Ведь ничего не известно о том, какую пользу экономике и конкретно банковской системе принесли упомянутые три триллиона рублей для «устойчивости и стабилизации», если не считать документов Счётной палаты, которая аргументированно подтвердила, что средства эти банки использовали очень часто не по назначению, к примеру, для игры на валютной бирже.

Так что «стабилизацию кредитно-банковской системы» можно фиксировать пока только в том, что в «зону турбулентности» входят всё более крупные банки, за спасение которых общество выкладывает всё более крупные суммы, не рассчитывая на их возврат.

Не уверен, что это правильно и соответствует интересам страны. Мягко говоря…

Юрий Скиданов, "Парламентская газета"

 

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить